Разработано совместно с Eco-Joom.com

Содержание материала

 
 
 
Полет кукурузника.



Потом мы пришли на работу к Аркадию в аэропорт Пертоминск. Всегда было интересно как выглядит сельский аэропорт. Это небольшой сруб примерно 6х12 с диспетчерской рубкой на втором этаже, находящийся на окраине деревни. Рядом с ним взлетно-посадочная полоса, которая представляет из себя просто поле, выкошенное поле с полосатыми фишками по всей длине полосы. Вход в аэропорт свободный, никакой охраны, никаких рамок или металлодетекторов, никаких очередей, никаких таксистов. Справа в тамбуре туалет. Из тамбура ты попадаешь в зал ожидания, которым является комната метров 30 квадратных с расписанием, большой картиной Шишкина, скамейкой вдоль всей стены и грузовыми весами. Справа дверь в комнату матери и ребенка, в которой есть и пеленальный столик, и стол для рисования, фломастеры, игрушки и прочие атрибуты детской комнаты! За стенкой, во втором крыле располагается комната для отдыха пилотов, где они могут на плитке приготовить себе еду и переночевать на койках. По узкой и крутой лестнице поднимаемся на второй этаж в диспетчерскую, где и есть рабочее место начальника аэропорта. Начальник аэропорта отвечает за все: он и начальник, он и кассир, он и дворник, он и охранник, он и носильщик, и все остальные должности, имеющиеся в больших аэропортах! Правда, тут и пассажиропоток, безусловно, совсем другой, нежели в больших аэропортах. Аркадий собственноручно выписал нам билеты до Лопшеньги, и мы спустились в зал ожидания, ожидать долгожданный борт из Васьково. Сега взвесил свою ручную кладь, все в пределах допуска - полкило морошковой настойки и пачка сигарет! Начали подтягиваться и другие пассажиры постепенно, кто-то пришел пешком один, кто-то с садовой тачкой, в которой багаж, кого-то на машине подвезли с багажом, бабушки, дедушки, мамаши с детьми. Все сидели в зале ожидания, потому что на улице возле лётного поля жуть как много комаров, просто ужас! Если бы самолеты были живыми существами, то они все время бы чесались!

Наблюдая эту картину, мне сразу вспомнились слова из песни Юрия Антонова:

Сегодня все мы пассажиры,
И отправляемся в полет,
Уже посадку объявили
На долгожданный самолет.
Накинуты плащи и шляпы,
А чемоданы в багаже.
Давай обнимемся у трапа -
Мы не увидимся уже.






















И вот, в небе на горизонте появился долгожданный самолет, летел он легко, воздушно и не принужденно, как перышко, в отличии от больших Боингов и Эирбасов, которые натужно гудят, шевеля закрылками и элеронами при посадке. Конечно, он же планирующий биплан! Сделал вираж в воздухе, развернулся носом к полосе и, дружелюбно покачивая крыльями, пошел на посадку. Без какого-либо напряжения, легко и нежно коснулись поля сначала два передних колеса, а потом и заднее. Докатился до конца полосы, развернулся и подрулил к "терминалу". Пассажиры тут же ринулись с тележками и сумками от "избушки" к самолету вместе со встречающими рейс из Архангельска! Само собой, здесь нет никаких автобусов до самолета, нет никаких трапов, буксировщиков и дозаправщиков и тому подобного, встречающегося в больших аэропортах! Вот открылась дверь, и из самолета начали выходить пассажиры, передавать сумки на землю встречающим, трогательно обниматься с родственниками. Вслед за ними начало происходить все то же самое, только в обратном порядке, с улетающими - родня, провожая своих близких, обнимала их у самолета, целовала в щеки на прощание, крестила вслед, помогала загрузить вещи в самолет! Абсолютно такую же картину я наблюдал два года назад на той же Липаковской узкоколейной железной дороге в Плесецком районе, ну прям один в один! Можете на досуге почитать мой рассказ "Узкоколеечной дороги мир иной" или посмотреть одноименный фильм в интернете. Вообще, в подобных труднодоступных населенных пунктах прибытие долгожданного транспорта, будь то самолет, корабль или поезд - это целый праздник, ведь он везет с большой земли не только людей, но и новости, и почту, и продукты, и любые другие товары, но в первую очередь, конечно же, новости. Почему в деревнях всегда люди добрые и гостеприимные? Да, безусловно, потому что они сами по себе по жизни такие, но еще и от того, что жизнь-то там скучная (в хорошем смысле этого слова) и однообразная, а любой заезжий гость - это же новость, это же целое событие, целый праздник, потому что он вносит в их жизнь разнообразие!















Ну вот и мы переступили порог АН-2, залезли в уютный салон, рассчитанный на 13 пассажиров. Фюзеляж достаточно узкий, по левому и правому бортам оборудованы откидные лавочки, а в хвосте располагается грузовой отсек для багажа. Салона бизнес-класса в этом самолете не оказалось, поэтому в этот раз пришлось доаольствоваться плацкартом. Все расселись по своим местам, пристегнули ремни безопасности, затем зашли пилоты и, увидев, что я снимаю все на камеру, провели, как водится в большой авиации, краткий инструктаж по безопасности полета и озвучили общую информацию, т.е. представились, рассказали о высоте, дальности и продолжительности полета, температуре за бортом, где находится запасной выход, что курение на протяжении всего полета (всех 15 минут) приводит к импотенции и так далее, пожелали хорошего полета и хором удалились в кабину пилотов! Дверь в салон даже не закрывали, да ну и смысла большого в этом нет, здесь все свои, взрывать бомбу в кукурузнике над тайгой не придет в голову ни одному террористу, захватить воздушное судно и угнать ан-2 с Онежского полуострова, конечно, можно, но смысла угонять его в Мурманск, Петрозаводск, Нарьян-Мар или Сыктывкар я особо не вижу! Хотя бензина на самом деле хватит и до Финляндии, и до Норвегии, и до Швеции, но бабушки, спешащие на рынок в Архангельск, будут сильно против и забьют тебя до смерти авоськами с морошковым вареньем! Из кабины заслышались какие-то стандартные для пилотов фразы о готовности, нажатых тумблерах или типа того, загудел набирающий обороты маховик, затем прозвучала громкая команда: "От винта!", щелкнул рычаг запуска двигателя, и мотор приятно затарахтел! Кстати, команда "От винта" сейчас уже, конечно, не актуальна, и произносится исключительно по доброй традиции, а раньше двигатель заводили вручную, раскручивая ходовой винт за лопасть, и в момент запуска пилот кричал запускавшему "От винта", чтобы тот вовремя убрал руки и отошел от винта во избежание травм! Самолет тронулся с места, выкатился на исходную, развернулся и начал разгон! Разбег до взлета у него всего около 200 метров, поэтому уже через несколько секунд мы оторвались от земли и плавно, абсолютно не заметно для пассажиров, взмыли в небо!

















Вылетели за пределы аэропорта, набрали высоту, развернулись и уже летели над Унской губой, а под крылом самолета о чем-то пели зеленое море тайги, синее Белое море и становившийся все и меньше и меньше, остающийся позади Пертоминск! Мы, уткнув носы в стекло, смотрели в круглые илюминаторы на проплывающий под нами песчаный берег, красивые бескрайние болота, густой лес, прибивающиеся к берегу морские волны и лавирующих средь них рыбацкие лодки и карбасы. Сега, так и не дождавшись худощавой стюардессы в красивой пилотке и миниюбке, которая с грациозной походкой от бедра толкает впереди себя ящик с двадцатилетнем коньяком, достал из кармана куртки нашу ручную кладь, открутил крышку, и мы, не стесняясь, сделали по глоточку настойки из нашей любимой северной янтарной ягоды. Какая красота, какая отрада - летим в рейсовом кукурузнике над Белым морем из деревни в деревню, пьем морошку, светит солнце, настроение выше крыши, день удался, путешествие удалось, да что уж там - жизнь удалась! Спустя 15 минут, самолет лег на левое крыло, сделал очередной вираж, и перед нами внизу уже виднелось лётное поле деревни Лопшеньга, к которому мы и устремились, снижая высоту и покачивая крыльями! Из илюминатора было видно, как у края поля толпится местный честной народ, все то же самое - кто-то приехал на мотоциклах, кто-то на уазике, кто-то на буханке, дети, старики, молодежь и так далее. Здесь деревня находится в километре от аэропорта, поэтому многие приезжают встречать или провожать на транспорте!















Наконец, мы приземлились, подрулили к аэропорту, открылась дверь, а за ней встречающие уже высматривали своих родственников или гостей, чтобы взять у них сумки, подать им руку и обняться "у трапа"! Мы вышли, и нас уже встречал Илья Иконников, начальник аэропорта, которого мы тоже давно знали заочно, но познакомиться лично удалось только сейчас, спустя полтора года! Мы бегло поздоровались, я схватил камеру и побежал снимать все это действо, которое происходило у самолета. Вот все уселись в самолет, все всех проводили, все уехали в деревню, а мы покурили на скамеечке и пошли подниматься в диспетчерскую к Илье! Наконец-то, поздоровались уже нормально и обстоятельно, присели и начали беседовать! До прибытия второго борта, что летел из Летней Золотицы в Васьково, и на котором мы должны улететь назад, оставалось буквально 15 минут, поэтому мы торопливо поболтали, Илья выписал нам билеты, подарил именные издания с его стихотворениями и памятно расписался на обороте заглавной страницы! Илья пишет замечательные и трогательные стихотворения о родном крае, о деревнях, о замечательных людях, их населяющих и, конечно, о малой авиации, которая стала огромной и любимой частью его жизни! На его стихи написано не мало красивых песен, в частности Вадимом Захаровым. Одна из моих любимых "Маленькие русские селения", крайне рекомендую послушать и, конечно же, почитать его творчество! Нет, правда, я не скажу за людей, кто там не бывал и этого не видел, думаю, они тоже не останутся равнодушными, но лично у меня после прочтения некоторых стихов невольно навернулась слеза! Эти моменты, эта жизнь, эта атмосфера, описанные Ильей, и увиденные, и прочувствованные мною, действительно трогают до глубины души, до самых ее кончиков! Немного жаль, что наше знакомство было столь не продолжительным, что мы толком и посидели с Ильей, что толком не увидели Лопшеньгу, но с другой-то стороны это всего лишь замечательный повод вернуться сюда еще раз, а может и не раз, а ведь и скорее всего!









Вот опять мы встречаем в небе наш АН-2, садимся в него, взлетаем, покачивая крыльями, ложимся на крыло и вновь в илюминаторе Белое море, бескрайняя тайга, непроглядные болота, голубые лесные озера и удаляющаяся от нас уютная, красивая и гостеприимная Лопшеньга! 15 минут и опять посадка в Пертоминске. Весь этот процесс очень напоминает слова из песни Юрия Визбора "То взлет, то посадка...", а особенно куплет из песни "Самолет на Мезень" Алексея Добрынина:

"Продолжительность рейса –
Взлетел и присел,
Только-только слегка задремал.
И ни дорог и ни рельсов
На этой земле,
А как давно я уже не летал..."



Добавить комментарий